Духовные аспекты

Дети, «звёздные дети» и взрослый

Маленький ребёнок кому-то «подражает». Это высказыва­ние следует воспринимать серьёзно и глубоко; потом оно укажет взрослому путь в долгой работе над собой, к непре­рывному изменению. Ребёнок «подражает» тому, что мы есть, а не тому, чем мы должны или хотели бы быть; он подвержен влиянию только того, что мы есть. К счастью, с индивидуальной избирательностью. Для «звёздных» де­тей она характерна в большей степени, чем для «нормальных». Но прав будет взрослый, если придет к глубокому убеждению, что все дети приходят в этот мир с общей на­строенностью творить добро и при этом еще со своей полностью индивидуальной миссией. Разница между «нор­мальными» и «звёздными» детьми состоит, пожалуй, толь­ко в том, что «звёздные» более сознательно и уверенно от­носятся к обоим импульсам.

Обозначение «звёздный ребёнок» не следует воспри­нимать как новую категорию или типологический штамп, поскольку в действительности мы обнаруживаем непре­рывный спектр детей, и в нем нет четкого разделения. Но как существуют тьма и свет, хотя мы и не можем провести между ними чёткую границу, так же существуют и «звёзд­ные» дети.

В соответствии с этим, правильное отношение к «звёздным» детям это просто «улучшенное издание» пра­вил поведения по отношению к «нормальным» детям. Речь идет о том, чтобы более строго и бескомпромиссно соблю­дать эти общие правила, очевидные для каждого хороше­го педагога. Собственно, задача состоит в том, чтобы ин­дивидуализировать эти общие правила относительно отдельных детей и самого взрослого. Это тяжёлая, очень ответственная и (поскольку ребёнок развивается) долгая работа взрослого. Если он внимателен, то тогда он полу­чает ещё и помощь от ребёнка, а особенно от «звёздных» детей. Поскольку «звёздные» дети требуют от взрослых большего изменения, примем за образец именно этих де­тей. Ребёнок — это индивидуальность, человек, приходящий в этот мир с очень высокими способностями, которые взрослый утратил. Нет причины не уважать ребёнка и чув­ствовать своё превосходство над ним. Мы имеем перед со­бой полноценного человека, заслуживающего уважения. Стоит каждый вечер вспоминать, как мы обращались с ре­бёнком в течение дня. Главное — это уважение и искренность. Лживость не имеет смысла: ребёнок видит и чув­ствует нас насквозь.

Уважение означает, что мы не будем ничего навязывать ребёнку: никаких обычаев, никаких мероприятий, не объяс­няя их ребёнку или не заручившись его согласием. Он со­гласится со всем, что правильно, если научится это пони­мать. Если ребёнок еще слишком мал, мы все равно должны «обсуждать» с ним эти вещи, пускай односторонне, — он почувствует доброе намерение. Если ребёнок уже говорит, то он должен принимать активное участие в делах, которые касаются непосредственно его самого. Пусть сам предложит что-нибудь относительно дисциплины, гигиены, привычек, распорядка дня. Мы всегда даем ему возможность выби­рать, лучше не побуждать его к чему-нибудь, не давая воз­можность выбора. Выбор нужно всегда обосновать.

Ребёнок должен быть не объектом, а партнером в деле своего воспитания. Он не должен (по возможности) полу­чать негативных «приказов», запретов; их всегда можно преобразовывать в позитивные предложения. Вместо «не делай этого» надо сказать «сделай лучше то». Мы хотим становления ребёнка — но откуда нам знать заранее, кем он действительно хочет быть. Пусть он сам нам поможет. Если, к примеру, он хочет вместе с нами сделать что-ни­будь, для чего у нас нет времени. Объясним ситуацию и спросим: «Ну, так что мне теперь делать?»

Мы должны очертить границы активности детей; они сами должны провести эти границы или помочь нам в этом. «Звёздным» детям нужно много пространства для бьющей из них ключом энергии — нам следует спланиро­вать и ограничить это пространство.

Понаблюдайте за детьми во время игр, во время вы­полнения каких-нибудь обязанностей, во время еды, питья, когда дети чистят зубы и так далее и отмечайте при этом их старательность, их движения, их сноровку или неуклю­жесть. Если у нас достаточно интуиции, то нам придут в голову необходимые идеи при наблюдении или позднее при медитации. Давайте понаблюдаем за детьми в кругу других детей и «звёздных» детей, когда они общаются друг с дру­гом. Если они становятся упрямыми, заносчивыми, агрес­сивными, это знак, что им необходимо новое, более ответ­ственное задание. Особенно важно заметить это в классе; учитель может сильно облегчить себе жизнь, если постоян­но будет давать «звёздным» детям задания, требующие пре­дельного напряжения сил. Новые задания, новые грани­цы — каждый ребёнок хочет чувствовать, что дошёл до чёткой границы. Уступчивость родителей или педагогов — самый худший выбор. Взрослый никогда не должен вклю­чать ребёнка в какую-то категорию, навешивать ярлык, по­скольку, во-первых, он мешает ребёнку изменяться; во-вто­рых, вряд ли сегодня действуют какие-либо типологические рамки и в-третьих, ребёнок, воспринимая градацию, либо претворяет её в жизнь, либо стремится её опровергнуть.

Правила распорядка дня и поведения в школе, вооб­ще все, что относится к жизни в классе, с самого начала (уже с первого класса) уместно будет установить вместе с детьми, по возможности избегая запретов. Если позитивное хорошо описано, понято и одобрено детьми, вряд ли ребёнок будет делать что-то запретное.


Что учитель может чего-то достичь при помощи од­ного учительского авторитета, сегодня иллюзия. Действу­ет только то, что он представляет собой как человек. Если учитель достигает внутренней дисциплины с помощью тренировки своего сознания, то и проблемы с дисципли­ной школьников будут лучше решаться, чем каким-нибудь другим путем. Если учитель сконцентрирован, дети в клас­се (конечно с исключениями) тоже будут сосредоточенны­ми. Если сам он не сосредоточен, то почему должны быть сосредоточены дети?

Что касается «звёздных» детей, мы можем исходить из установки, что эти дети старше, чем мы сами — часто ощущаешь это осознано; вероятнее всего, они руководят нами, во всяком случае, Предостерегают от небрежного обхожде­ния и отношения. Для родителей и воспитателей труднее всего относиться к уже «испорченному», уже «трудному» ребёнку так, чтобы исправить повреждение, залечить рану. Но и в этом случае, надо считаться с тем, что «трудный» ребёнок по-своему воспринимает наше понимание и наше расположение, хотя мы и не выражаем его вербально. Луч­шая, важнейшая коммуникация происходит всегда — так­же и между взрослыми — без слов и знаков.


Вот я и умолкаю.

*        *        *

Я надеюсь, что некоторые читатели поймут: новые дети — «звёздные» дети — пришли в мир с миссией из­менить нашу жизнь к лучшему, им это удастся только тогда, когда взрослые не воспрепятствуют им в этом вос­питанием. Поэтому взрослые должны набраться муже­ства, проявить соответствующее благоразумие и не пожа­леть труда.

Даже если мы примем всерьез и попытаемся выпол­нить все, о чем написано в этой книге, приложив макси­мум усилий и доброй воли, ошибок не избежать. Но эти ошибки не должны нас страшить и приводить в отчаяние. Дети способны за ошибками и непониманием почувство­вать скрытый истинный импульс: они поймут наши про­махи и простят нас. Пусть мы и не идеальные воспитатели, но если мы делаем все, что можем, дети с их чувстви­тельностью всё равно пойдут нам навстречу. Самое важ­ное — это искренность и понимание.

Георг Кюлевинд, «Звёздные дети»

Георг Кюлевинд

                                                «Звёздные дети»

Georg Kühlewind

© «ВосСоздание», 2018